А вы когда-нибудь пытались определить для себя самые главные качества ваших друзей? В смысле, каким должен быть человек, чтобы вы его впустили в свою жизнь? Наверное, нехорошо вот так расставлять рамки, но все-таки. Я для себя определила три качества: доброта, честность и…любознательность. Первые два качества для меня основополагающие, без них дружба просто невозможна, а вот третье… третье добавляет человеку изюминку. Ту самую изюминку, которая будет меня тянуть за собой. Хочу отметить, что я принципиально выбрала любознательность, а не интеллект. Бывают люди умные, но без интереса к жизни. В этом случае интеллект остается в каком-то замороженном виде — чувствуешь, что человек умный, но не затягивает. А бывают люди любознательные… они задают вопросы, они ищут ответы, они делают себя сами. И неважно, какие интеллектуальные данные у них были изначально, главное – что они растут.


Вообще, мне кажется, что любознательность – это гораздо больше, чем просто личностная характеристика. Это первое средство по выживанию, как во внешнем, так и во внутреннем мире. Любознательные люди толкают вперед человеческий прогресс. Любознательные люди вытаскивают себя из плохих настроений и депрессий, потому как интересно. Интересно жить. Одного из следующих вопросов бывает достаточно, чтобы переключить себя с эго-сетина новую волну: «ой, а как это они сделали?», «ух ты, а кому это пришло в голову?», или «хм, а можно ли сделать лучше?» Пока ищешь ответы, жизнь сама собой улучшается.Если так подумать, то любознательность – неотъемлемый спутник детей. В начале жизни у человека – сплошные вопросы и неподдельное желание получить настоящие ответы на бесконечные «зачем», «как», «для чего», «почему»… А потом… потом начинается школа. Кто помнит свои первые уроки? Вы помните себя задающими вопросы учителю? Я лично нет. У меня была хорошая школа в центре города, и большинство учителей мне внушало дикий страх. Какие уж там вопросы. На уроках в основном говорила учительница, а ученики дружно за ней повторяли ее же словами. Неважно, интересно им или нет. Иногда учителя орали. Иногда хвалили. А иногда я болела, чтобы туда не ходить и почитать дома что-нибудь по-настоящему «интересненькое». То есть получается такая ситуация: ребенок дома задает вопросы, задает, а потом он идет в школу, чтобы там по большей части молчать… и впихнуть в свой мозг все, что имеется «в школьном инвентаре».Такое преподавание казалось правильным в свое время. Еще 20 лет назад зазубривание предлагаемых фактов было единственно возможным вариантом, учитывая нехватку книг и информации. Проверка одного маленького факта могла бы занять целый день путешествий в давке по трамваям и автобусам, несколько часов терпеливого копания в картотеке библиотеки и скурпулезного перелистывания страниц книги, в которой, «может быть», мог оказаться тот самый вожделенный факт. В общем, проще было что-то заучить, чем ходить каждый раз это проверять. Учителя сами решали, что детям необходимо знать, и дети им безоговорочно внимали. (Признавайтесь, кто еще помнит те времена, когда в библиотеке университета было два спец. учебника на поток, и все восемьдесят человек должны были прочитать этот учебник за неделю? Учебник, как правило, разбивался на мелкие части, которые все по очереди конспектировали, а потом обменивались конспектами).Но мир изменился. Больше не надо хоронить себя в склепах библиотек. Большинство фактов можно проверить за секунды, не выходя из дома. Книг — множество. Каждую минуту на интернете появляется новый научный документ. Информация неограниченна. На ютубе имеются миллионы бесплатных лекций со всего мира. На форумах сидят профессионалы, которые помогут найти любой ответ. Мир находится на кончиках наших пальцев… Имеет ли смысл в таких условиях что-то зазубривать? В принципе, если в голове имеется связное объяснение какому-либо феномену, то факты, относящиеся к этому феномену, запомнятся сами собой. А если не запомнятся, то их всегда можно найти по ключевым словам.

Сейчас идет много дискуссий по всему миру: менять методики преподавания или не менять? Кто-то держится за традиции, кто-то предлагает рассмотреть другие варианты. Лично у меня даже нет вопроса по этому поводу. Традиционные методы в современном мире в какой-то момент перестанут работать. Миру больше не нужны люди, которые все знают (потому как у мира теперь есть интернет). Миру нужны люди, которые умеют правильно ставить вопросы, ориентироваться в бесконечном пространстве информации, определять качество найденного материала, критически его анализировать, синтезировать обрубки различных фактов во что-то связное, находить новые объяснения и пути решения проблемы там, где их еще никто не искал. В общем, нужны люди, которые не боятся необъятного и непонятного с сильным мотором любознательности внутри.

Вспомните себя и свои школьные учебники: Вы когда-нибудь задумывались о том, как автор учебника ставил свои вопросы, как их формулировал? Размышляли ли вы о том, насколько достоверна и своевременна информация в вашем учебном пособии? Пробовали ли вы искать другие объяснения феноменам, кроме тех, что были изложены в учебнике? Я лично не помню, чтобы меня учили ставить содержимое учебника под сомнение и искать другие «варианты событий». А ведь это и есть прогресс…

Конечно, традиционные методы преподавания были отточены веками. Новые попытки все еще неуклюжи — из серии «пойди туда не знаю куда, принеси то не знаю что».  Потребуются десятилетия и немало наломанных дров, прежде чем мы найдем и отточим новые эффективные способы преподавания инновационного мышления. Но я точно знаю, что назад дороги нет. Мы переступили технологический рубеж, и изменения просто необходимы.

Напоследок расскажу вам про эксперимент, который подтверждает мою теорию о том, что школа должна быть продолжением детской игры, где все чудесато и непонятно, а не ригидным перетеканием информации из учительского рта в детское ухо. Эксперимент был проведен несколько лет назад в одном известном американском университете, и целью его было протестировать математическую модель человеческого мышления, согласно которой прямые указания учителя ведут к снижению потребности ребенка исследовать мир. Другими словами, если напрямую показать ребенку, как работает какой-то предмет, то шансы на то, что он начнет экспериментировать с этим предметом, значительно снизятся.

Чтобы протестировать эту математическую модель, ученые сделали следующее. Они создали непонятной формы игрушку с потайными функциями. Получилась такая краказябра из переплетенных между собой разноцветных труб на платформе. Если ребенок пытался вытянуть желтую трубу из фиолетовой, игрушка начинала пищать. Eсли нажимал на кнопку, спрятанную внутри голубой трубы, то ее другой конец загорался. Если смотрел в черную трубу, то в ее зеркальном отражении мог увидеть перевернутое изображение себя, любимого и т.д. Эту игрушку показали детям 4-летнего возраста, но перед этим их разделили на две группы. В первой экспериментатор вел себя «по-учительски» — он показывал игрушку и важно говорил: «Дети, посмотрите на мою игрушку. Сейчас я вам покажу, как она работает. Смотрите!» и на этих словах он вытаскивал желтую трубу из фиолетовой, и игрушка издавала писк. А во второй группе экспериментатор вел себя… по-экспериментаторски. Он брал игрушку и удивленно ее разглядывал: «Надо же… Вы видели когда-нибудь такую игрушку?».  Затем он как бы нечаянно вытаскивал желтую трубу из фиолетовой, что вызывало звук, и удивлялся: «Ух ты! Вы это слышали? Странный звук. Ну-ка попробую еще раз», и повторял действие еще раз. После этого каждому ребенку выдавалась игрушка и предлагалось поиграть какое-то время самостоятельно. Как вы уже догадались, наверное, ученые хотели узнать, будут дети дальше изучать различные функции игрушки или же остановятся на том, что им показали?

Как и предсказывалось в математической модели, прямые указания экспериментатора значительно сузили исследовательский интерес детей. В «учительской » группе дети провели большинство своего свободного времени, отрабатывая то, что им показали – вытаскивали желтую трубу из фиолетовой. В итоге они открыли значительно меньше новых функций по сравнению с детьми из экспериментальной группы. Ученые сделали вывод, что обучение под прямым контролем учителя может быть полезно, если мы хотим, чтобы ребенок быстро усвоил какую-то одну конкретную причинно-следственную связь, какой-то один концепт, но… в длительной перспективе такой метод обучения может оказаться не самым эффективным. Он не дает почву для развития собственных стратегий исследования и познания мира. Ребенок заключает, что если бы у игрушки были еще функции, то учитель бы их обязательно показал. А если не показал, значит, их и нет. Исследовать дальше не имеет смысла.

В общем, дорогие родители, не спешите сразу все рассказывать и показывать детям и разжевывать на пальцах, «как что работает». Дайте им возможность поиграть-поэкспериментировать и сформировать свои собственные стратегии познания мира.  Прежде чем доставать учебники, спросите детей, есть ли у них собственные идеи, предположения или теории о том, как работает мир и почему все происходит так, как оно происходит. Возможно, это спасет их любознательность в будущем.

Кстати, я сегодня совершенно случайно наткнулась на фразу, когда-то произнесенную Брюсом Ли:

«Учитель не открывает истины, он – проводник истины, которую каждый ученик должен открыть для себя сам. Хороший учитель – лишь катализатор».
(Visited 314 times, 1 visits today)