Недавно прослушала подкаст, а затем прочитала книжку известного семейного терапевта Эстер Перель «Размножение в неволе. Как примирить эротику и быт» (Esther Perel “Mating in captivity. Unlocking erotic intelligence”). Интересная женщина с интересными взглядами на супружескую жизнь и основы эротических желаний. Эстер выросла в семье, которая пережила Холокост и смогла, тем не менее, сохранить желание жить и получать удовольствие. Тогда как многие из выживших не смогли. (Вот тут я ранее писала, как люди, пережившие травму, «отрекаются от тела», теряют способность наслаждаться).

Но книга не о травмах. Книга о нашем самом обычном семейном быте и том, что происходит с эротическими желаниями внутри семей и куда они, собственно говоря, деваются. Интересно, что Эстер свободно говорит на девяти языках (девяти !) и на них же ведет терапию с людьми, стекающимися к ней из всех уголков мира. В общем, опыта у нее явно много. Причем опыт этот идет из разных культур и разных стран. Эстер утверждает, что в большинстве случаев проблемы семейных пар очень похожи, независимо от страны. И у нее есть на этот счет советы.

Расскажу то, что запомнилось. Во-первых, Эстер рвет стандарты. Вот, например, существует поверье, что как нашел свою половинку, как слился с ней воедино душой и телом, так и попал в вечный рай со словами «Жили они долго и счастливо». То есть, стоит найти человека, который тебя полностью понимает, чувствует, знает, и все само собой сложится. Ну вот такой идеальный человек, с которым можно разговаривать без слов и который знает каждую твою мысль наперед. Эстер утверждает: «Ни фига». В таких условиях эротическое желание не только не сложится, но еще и имеет хороший шанс заглохнуть. Как так? А вот так…

Вы когда в зеркало смотрите, чувствуете к себе непреодолимое желание? Ну вот, вы себя знаете «от и до», знаете каждую мысль, каждое движение души… вот такое 1000процентное понимание… Наверняка не чувствуете (если только вы не нарцисс). Дело в том, что эротическое желание строится на контрасте. Нас непреодолимо тянет к неизвестному, непонятному, противоположному… Нужна некая «тайна и мистика» другой души. А если можешь заранее каждую мысль прочитать, то какая уж тут тайна? Самоотверженная любовь и эротическое желание, к сожалению, далеко не всегда идут рука об руку… Скорее, наоборот.

Эстер описывает пример угасания желания примерно вот так:
В начале отношений человек чувствует алхимию притяжения. Прет от каждого взгляда. В душе цветут сладкие надежды на будущее. «Любовь до гроба – дураки оба». Любовь ловко хватает тебя «за яйца», и ты чувствуешь себя всесильным. Но тебе хочется держаться за это чувство все сильнее и сильнее. Чем больше ты привязываешься к человеку, тем больше боишься потерять. Ты хочешь все устаканить и «забить» свое место под солнцем. Хочешь уверенного в завтрашнем дне будущего. Чтобы всегда так было, как сейчас. И вы съезжаетесь и, возможно, даже идете вместе «ставить штамп». И вот тут каждый из вас оставляет за спиной немножко свободы ради стабильности.

Вы строите вместе новые привычки: общие друзья, общие дела. Надежность и стабильность, одним словом. Но к сожалению, наши эротические желания и физическое возбуждение никак не привязаны к стабильности. Как раз наоборот: желание процветает на неуверенности, недосказанности, непредсказуемости. Поэтому, пытаясь к себе эту страсть привязать, ты тем самым забираешь у нее воздух. Забираешь у отношений тот самый огонь, на котором все строилось. Тушишь алхимию. Костры как делать помните? Чтобы огонь горел – ему нужен воздух, нужно пространство. Если нет воздуха – все гаснет.

И вот ты наслаждаешься комфортом, но отношения теряют спонтанность. Пытаясь «контролировать» страсть, ты тем самым душишь ее на корню. Ты чувствуешь себя надежнее, пытаясь приблизить к себе человека, пытаясь взрастить надежность и уменьшить «угрозы неизвестного». Но эротизм питается «неизвестным». Страсть затухает на привычках и повторении.

Конечно, чувство эмоционального доверия и надежности необходимо для здоровых отношений. Но без элемента неизвестного нет вожделения. Нужен воздух. Нужно пространство, непредсказуемость, мистика.

И вот так, во всех странах и народах, душевная близость в семье мало-помалу затаптывает чувство свободы, на котором строится эротическое желание. Когда два магнита слипаются так, что превращаются в одно целое, желание испаряется.

Сказка про две половинки, которые сложились в паззл и склеились в общую картину, оказывается, имеет печальный конец. Чтобы страсть не угасала, половинки должны оставаться независимыми. И стремиться друг к другу как две противоположности.

Вот такой парадокс. Любовь и страсть – это как вдох и выдох. Инь и янь. Невозможно вздохнуть и выдохнуть одновременно. Они должны чередоваться, чтобы жизнь продолжалась. Одно без другого невозможно, но и одновременно они существовать не могут. Так, если люди слишком далеки друг от друга, то связь теряется. Но если они сливаются друг с другом, то стремиться больше некуда. Таким образом, красиво очерченные инь и янь превращаются в скучное серое месиво.

Ну и что, спрашивается, в этом случае делать? Совет Эстер таков – «не сливаться». Чтобы огонь горел, каждый человек должен продолжать развиваться как отдельная личность. Со своими интересами. Своими талантами. Своими друзьями. Каждый день приносить что-то новое из мира. «Открытую книгу» не всегда хочется читать. А хочется вон ту, с непонятными надписями, стоящую сбоку.

Когда Эстер спрашивала у проблемных пар, есть ли моменты, когда желание опять на секунду возникает, они отвечали одно и то же: «Да, когда второй человек путешествует. Да, когда он/она стоит на сцене, и все восхищаются его/ее талантом. Да, когда он/она погружается с головой в свое любимое дело». Что это значит? Все то же… Это значит, что нас тянет к человеку, когда он стоит как отдельная личность, а не как «серая масса нас самих». Мы же не можем перемахнуть через океан… Мы же не можем попасть к нему на сцену… Мы же не можем заглянуть в источники его таланта… Вот такая пропасть, которую очень хочется, но невозможно перешагнуть.

Одним словом, продолжайте независимо развиваться, друзья. Учитесь, исследуйте, стройте что-то новое. Что-то свое. Не надо полностью мигрировать в мир друг друга. Берегите границы своей личности.

Еще Эстер говорит, что наша потребность в близости и дистанции во многом определяется нашим детством. У кого-то больше одно, у кого-то другое. Если человек встает и идет курить после занятия любовью, это не значит, что он вас не любит. Возможно, ему нужно восстановить свои границы. Свое «Я». Это не хорошо и не плохо. Все разные.

Вопрос: почему же нас учили по-другому? Почему в голове сидит стереотип, что для счастливой семейной жизни нужно отдавать себя до последнего? А потому, скажет вам Эстер, что изначально семейный институт был предназначен вовсе не для поддержания страсти и желания. Браки нужны были, чтобы поделить имущество. В течение тысячелетий это был, в первую очередь, экономический контракт. «Я хочу, чтобы мое имущество приумножалось, потому выберу своему сыну жену с приданым.» Или же: «Я хочу, чтобы все мои деньги достались именно моим отпрыскам, а не кому-то еще. Поэтому женюсь и обяжу».

За последнее столетие все изменилось. Теперь мы женимся по любви. Теперь мы хотим, в первую очередь, страсти. И поэтому мы должны сломать свои стереотипы и научиться всему заново. Раз цели изменились, нужно пересмотреть и способы их достижения.

А знаете, что Эстер говорит про супружеские измены? Что, как правило, человек изменяет вовсе не потому, что он разлюбил. А потому, что он «потерял себя» и начинает ностальгировать по «себе прошлому». По свободе, по огню внутри, по тому, как в жизни «перло»… Одним словом, по себе как отдельно стоящей личности…

И напоследок немного биологии и эволюции (как же я без нее). Эстер про биологию особо не пишет, так как она в первую очередь психотерапевт. Но мне всегда интересно «железо». Какие физиологические основы у того, что страсть идет вразрез с душевной близостью и стабильностью? Если одна и та же реакция наблюдается во всех странах и народах, то дело явно не в нашем испорченном сознании. Надо копать глубже: а именно, в тело, в физиологические процессы, в эволюцию…

Оказывается, парадокс желания связан не с чем иным, как с противостоянием двух титанов: нейромедиаторов дофамина и серотонина (о которых я писала ранее здесь). Страсть строится на эгоизме, удовольствии, желании брать и владеть (дофамин). Душевная близость же основывается на альтруизме, желании давать и заботиться (серотонин). И все бы хорошо, но выясняется, что эти два нейромедиатора во многом антагонисты. Так, выработка серотонина подавляет сексуальную активность, вызванную дофамином (именно поэтому антидепрессанты, которые работают на серотонине, как правило, имеют побочный эффект в качестве значительного снижения сексуального желания). Другими словами, как только у вас появляется чувство комфорта и непреодолимое желание взять на себя ответственность и бескорыстно заботиться о любимом человеке (поведение, вызванное серотонином), так сексуальное влечение и падает (поведение, вызванное дофамином). Отлично! Лучше природа придумать, конечно, не могла. Издевается она над нами, что ли?

Два чувства, два нейромедиатора, два антагониста. Ученые не раз регистрировали это противодействие между серотонином и дофамином, но они до сих пор не очень понимают, как это работает, а главное, почему оно так работает. Интересно, что такая антагонистическая реакция идет, как правило, только в одном направлении: а именно, сератонин вызывает понижение дофамина, а не наоборот. То есть когда вы чувствуете эротическое желание, это не ведет к потере чувства комфорта и близости. Но когда этот самый комфорт доминирует, то эротическое влечение снижается. Какой-то сплошной «Инь, янь, хрень» получается.

Шутка природы? Надо сказать, несмешная шутка получается. Но если логически пораскинуть мозгами и приложить дело это к теории эволюции, то, в принципе, объяснение приходит само собой. Когда тебя тянет вон к тому «загадочному парню» из соседнего племени, а не к другу детства из соседней пещеры, то гены потирают ручки: появляется хороший шанс разнообразить и тем самым улучшить генофонд своего потомства. Вот тебе и тяга к «неизвестному»… Чем больше дистанция, тем сильнее влечение. Плюс эволюция не предполагала средств контрацепции. Если бы после каждого рожденного ребенка эротическое желание нарастало, то женщина повязла бы в беременностях и убилась головой об стенку пещеры от усталости, не имея возможности как следует заботиться ни о себе, ни о потомстве. Поэтому логично было отобрать методом селекции тех xомо сапиенсов, у которых эротическое желание после близости снижалось.

Все хорошо, но что же делать нам, людям 21-го века у которых есть методы контрацепции и желание жить полной жизнью? Вероятно, дышать: вдох, выдох, вдох, выдох… Приблизились, отдалились, приблизились, отдалились… Развиваем себя как личность, обновляем себя как можем, даем друг другу дышать, чтобы потом вновь обнять друг друга еще крепче.

Как там в песне: «Тебе, я чую, нужен воздух. Лежим в такой огромной луже. Прости меня, моя любовь…

П.С.  Интересно? Тема цепляет? Подписывайся на новые статьи через страничку на Фэйсбуке или Инстаграм: @createmeifyoucan

(Visited 1 311 times, 1 visits today)