A помните такой фильм — «Вечное сияние чистого разума»? (Eternal Sunshine of the Spotless Mind). Суть фильма — в том, что изобретена технология удаления из памяти отдельных воспоминаний (например, воспоминаний о человеке, которого мы хотим забыть). Причем процесс удаления — очень избирательный и дает возможность сохранить все другие воспоминания такими, как они есть.

Когда я первый раз смотрела этот фильм, все это казалось фантастикой. И вот 10 лет спустя я наткнулась на исследования, говорящие о том, что все это может стать вполне себе близким будущим.  Эксперименты на мышках уже существуют. А как мы знаем, где мышки, там и люди недалеко. Еще десяток лет, и появятся таблетки от неприятных воспоминаний. Вопрос будет скорее этическим: кому и как эти таблетки выписывать, выписывать ли вообще, и как избежать риска попадания препаратов в нехорошие руки. А то ведь так и историю можно переписать.

Почему для меня все это важно и крайне интересно? Интересно, потому что наша память мне всегда казалась одной из самых малоизученных областей. А еще потому, что у меня немало неприятных воспоминаний, о которых хотелось бы забыть. И чем больше я читала о памяти, тем менее перспективной мне казалась идея различных терапий. Почему? Да потому что последние исследования показывают, что чем больше мы говорим или думаем о каком-то событии, тем сильнее становится наше воспоминание о нем. Это происходит из-за того, что с каждым новым «воскрешением» в памяти укрепляются синаптические связи между нейронами в гиппокампе. В результате, воспоминание становится стойким и резистентным к другим воспоминаниям (то есть у других событий все меньше шансов его вытеснить). А если при каждом воспоминании еще от всей души страдать, то укрепление будет происходить еще сильнее.  Здесь всему виной миндалевидное тело — мозговая структура, которая, будучи ответственной за эмоции, помогает формировать долговременные воспоминания. При каждом эмоциональном событии миндалевидное тело сигнализирует гиппокампу: «Помни этот момент, дружок! Я тут особенно сильно мучился». 

Так вот, мне всегда казалось нелогичным укреплять в памяти и без того неприятные события, поэтому я старалась по большей части о них молчать. Конечно, я не исключаю возможности хорошего психотерапевта, который поможет переписать воспоминание и направить его в позитивное русло. Но, к сожалению, не так много психотерапевтов знают, как именно работает память, и далеко не все читают последние исследования (хотя мастера своего дела есть везде, конечно).

P4

Вот, например, долгое время считалось (и все еще считается), что после травмирующего события хорошо бы выговориться. Была даже техника придумана: «Дебрифинг стресса критических инцидентов» (Critical Incident Stress Debriefing – CISD). Ее часто используют сразу после каких-то массовых травмирующих событий (например, после массовой авиакатастрофы). Суть в том, чтобы в течение трёх часов выспросить у больного все детали неприятного события и освободить его, тем самым, от неприятного воспоминания. К сожалению, мало кто знает, что эта техника оказалась не только малоэффективной, но и дала негативные результаты. Так, например, в одном из исследований было показано, что полицейские, которые прошли дебрифинг после авиакатастрофы, через полтора года были в гораздо худшем психологическом состоянии, чем контрольная группа, которая не получила никакой терапии. И это, на мой взгляд, неудивительно, потому что после 3-часовой терапии с припоминанием всевозможных деталей и под влиянием все еще свежих эмоций, ничего другого, кроме консолидации этого события, в памяти не могло произойти.

Так что если с нами что-то плохое произошло,  то не надо сразу бежать всем об этом рассказывать, вдаваясь в детали и переживая это событие заново. Лучше найти какой-то другой выход для этой эмоции. Например, сходить в спортзал (если туда записаны), поиграть на инструменте (если играете), порисовать (если рисуете) или, наконец, просто поиграть в тетрис на телефоне (что оказалось очень эффективной техникой вытеснения негативных образов, между прочим). В общем, необходимо как можно быстрее сбросить впечатление от этого события. И если уж идти к психологу, то лучше подождать, пока эмоции поулягутся и воспоминания потускнеют. Время лечит. Со временем многие детали стираются.

На самом деле, далеко не все знают, что воспоминание не является прямым отпечатком прошлых событий. Каждый раз, когда мы что-то вспоминаем, мы реконструируем прошлое и обновляем его новыми деталями из настоящего. Нервная цепь, лежащая в основе воспоминания, каждый раз перезаписывается с вкраплениями настоящего. В итоге, при каждом воспоминании структура памяти в мозге меняется в соответствии с эмоциями и чувствами, которые присутствуют в данный момент. То есть происходит так называемый «апдэйт» воспоминания. Именно поэтому каждый раз, когда мы вспоминаем событие, оно немножко разное. И в общем, да… психотерапевт мог бы помочь нам перезаписать воспоминание, но это должен быть хороший психотерапевт, который умеет создать состояние комфорта и уюта во время перезаписи и даст возможность образовать новые ассоциации. Иначе получится «повторение – мать учения» или «опять двадцать пять».

Еще одно интересное исследование было проведено с использованием препарата экстази в 2010 году. Как известно, во время приема экстази человек испытывает сильный прилив положительных эмоций. Выяснилось, что если его в этот момент попросить вспомнить травмирующее событие, то он, скорее всего, его вспомнит, не впадая в стрессовое состояние. В результате, воспоминание перезапишется под влиянием положительных эмоций, вызванных препаратом, и у пациента уже будет в распоряжении обновленное воспоминание с меньшим количеством послетравмовых симптомов. 

И если совсем ничего не помогает, то еще можно, конечно, вырезать миндалевидное тело в мозге, которое ответственно за всякого рода эмоции. (люди, у которых была травма миндалевидного тела, как правило, не помнят страха). Но вырезать что-либо — это, конечно, плохое решение (впрочем, как и наркотики).

Так вот, теперь про «Вечное сияние чистого разума». За последние десятилетия ученые выяснили, что для воскрешения события в памяти нужны особые протеины. Если нарушить синтез этих протеинов, то воспоминание не сможет быть реконструировано. То есть, попросту говоря, не вспомните вы ничего. Первыми на эшафот пошли, конечно, мышки. Жестокосердные экспериментаторы создали им психологическую травму: каждый раз, когда мышки слышали звук, по ним стреляли электрическим шоком. И так несколько раз, чтобы закрепить реакцию. Наверное, не нужно объяснять, как чувствовали себя мышки, когда они слышали звук. Собака Павлова отдыхает. Так вот, когда воспоминание было укреплено, мышкам опять включили звук, но в этот раз ввели препарат, который блокирует образование протеинов в головном мозге. После этого звук включили еще раз, и вуаля – у мышек ноль реакции. Они забыли, что когда-то вместе со звуком им подавался еще и электрический шок. Невероятно, но факт.

В общем, таблетка от плохих воспоминаний уже не является фантастикой. Конечно, неизвестно, пустят ли когда-нибудь такую таблетку в производство, так как вопрос тонко-этический. К тому же никто не знает, какие вторичные эффекты могут быть, и что именно мышки себе там чувствовали после введения препарата. Может, у них было ощущение, что они забыли что-то очень важное, но никак не могли вспомнить, что именно? Но вообще, перспективы, конечно, интересные: можно было бы лечить не только посттравматический стресс, но и наркозависимость. Вот представляете, у людей была бы возможность забыть, какие ощущения вызывает водка? 

И вот мне еще интересно: если убрать воспоминание о болезни (например, о раке), то уменьшит ли это количество рецидивов? Может, все дело в воспоминаниях, которые мы храним и заново создаем?

Время покажет. Какие наши годы. А пока…. пока будем стараться не вспоминать лишний раз вслух о негативном. Как говорится, «кто старое помянет, тому глаз вон».

Источник вдохновения: 

Jonah Lehrer «The gorgetting pill erases painful memories forever», Wired Magazine, 17.02.2012.

(Visited 195 times, 1 visits today)