Вот есть такой афоризм: «Я не злопамятная, но я злая, и память у меня хорошая». Не знаю, как у вас, а у меня память плохая, поэтому долго я не злюсь. Но как человек эмоциональный, я периодически реагирую на всяческие слова и поступки, на которые реагировать, в принципе, не стоит. Вот головой понимаю, что не стоит реагировать, а эмоции внутри бушуют. Потом приходится с самой собой вести беседы, чтобы весь этот эмоциональный груз за собой не тащить. Иногда это сделать легко, когда человек не близкий, и можно просто простить, ограничить рамки общения и забыть. А иногда сложно. Особенно сложно тогда, когда человек близкий, и ограничение общения никак не является выходом из ситуации.

В любом случае, умение прощать необходимо нам всем. Прощать друзей, семьи, страны… И дело не в самопожертвовании. Дело как раз, наоборот, в собственном здоровье.

Чисто интуитивно мы знаем, что прощать – это «хорошо», а таить обиду – «плохо». Независимо от религии, в последние тридцать лет ученые пытаются разобраться, как именно работает прощение, и что происходит с организмом, когда человек не может простить.За последние годы накопилось немало исследований, касающихся здоровья человека — как ментального, так и физического. Вот некоторые из негативных эффектов «непрощения»: повышение уровня стресса, тревожности, депрессии, агрессии, перепады настроения и т.д. На физическом уровне непрощенная обида и злость выражается через общее ослабление иммунитета, различные нарушения сердечно–сосудистой системы, появление усталости, бессонницы, повышение гормона стресса кортизола… Да что там кортизол! Выясняется, что умение прощать определяет продолжительность нашей жизни!

Около пяти лет назад в  «Журнале поведенческой медицины» (Journal of Behavioral Medicine) было опубликовано исследование под названием «Прощать, чтобы жить» (Forgive to Live).  В выборку вошли 1,500 человек преклонного возраста (66 лет и старше), среди которых были как верующие христиане, так и неверующие атеисты. В начале исследования ученые провели интервью, чтобы узнать взгляды участников на прощение, а через три года попытались найти этих участников опять, чтобы провести повторное интервью. По истечении трёх лет оказалось что 208 человек умерло по тем или иным причинам, что и предоставило данные для определения связи между взглядами людей и их смертностью.

В исследовании рассматривались различные типы прощения, например, «прощение на условиях» и «безусловное». В «прощение на условиях» входила готовность простить только при условии, что «виновник торжества» попросит прощение за содеянное и пообещает «так больше не делать». «Безусловное прощение» предполагало прощение в любом случае.

Результаты показали, что независимо от веры или неверия, люди, которые были готовы простить только «на условиях» умирали раньше. (Следует заметить, что такие факторы, как возраст, семейное положение, образование, курение и т.д. были учтены). Как объяснить этот результат? Возможно, так: когда мы ждем извинений от человека, а извинение никак не поступает, мы злимся и нервничаем. И чем больше ждем, тем больше нервничаем. Жуем обиду, повышаем уровень гормона стресса кортизола, вследствие чего пускаем под откос собственное здоровье. А в конце жизни, как известно, хрупкое здоровье ни к чему хорошему не ведет.

Вывод: срочно всех простить и перестать ждать извинений; от этих ожиданий хуже будет только нам самим. Не будем сами себе укорачивать жизнь.

Как показывают эксперименты, умение прощать оказывается особенно важным для людей, у которых имеются проблемы с различного вида зависимостями (алкоголь, сигареты и др.). Чем лучше человек прощает, тем меньше злоупотребляет алкоголем. Причем в процессе борьбы с наркозависимостями нужно учиться прощать не только других, но и себя самого. Последнее, наверное – самое сложное.

 

Все хорошо, конечно, но как научиться прощать? Есть ли какие-то общие стратегии?

В психологии выделяется два типа прощения: (1) прощение, основанное на решении (decisional forgiveness) и (2) эмоциональное прощение (emotional forgiveness). Прощение, основанное на решении, вытекает, как правило, из человеческих принципов или религиозных взглядов, по типу: «Я должен простить. Так правильно». Решение – это, конечно, полдела, но не всегда этому сопутствуют настоящие эмоции. Решение есть, а попустить не попустило. В итоге человек просто подавляет в себе неприятные чувства и обиды. Настоящее же прощение – это эмоциональное прощение. В этот момент у нас действительно меняются чувства к «виновнику торжества», и негативные эмоции сменяются позитивными (или, по крайней мере, нейтральными).

Когда мы принимаем решение, то устраиваем «перемирие» с человеком. Перемирие – это, конечно, еще не мир, но уже и не война. Внешние социальные отношения улучшаются, и другие задействованные стороны конфликта (напр.,  дети, семья, друзья) перестают страдать. В итоге всем легче дышать. В случае с эмоциональным прощением, позитивное влияние на здоровье — более прямое: иммунная система восстанавливается, давление нормализуется, дышим ровно.

Прощение – тема неимоверно сложная, но нынешние технологии позволяют немного продвинуться в понимании этого процесса. Теперь, например, мы знаем, что во время прощения активируются те же зоны мозга, что и во время сочувствия/эмпатии. Чем хуже человек умеет сочувствовать, тем хуже прощает, и наоборот. Если же в процессе прощения попросить испытуемого подумать о честности ситуации, то активация зон мозга, связанных с прощением и эмпатией, сразу гасится. Вывод: если мы хотим кого-то простить, нужно срочно перестать думать о том, насколько это все «честно или нечестно». Не можем мы оценивать честность поступка/ситуации и прощать одновременно.

В последнее время выпускается немало исследований в области семейных отношений. Например, когда супруги перестают друг друга прощать? Один из ответов: когда в семье сдвигаются цели. Так, в случае измены, вместо того, чтобы сосредоточиться на восстановлении отношений и доверия, супруги начинают сводить друг с другом счеты: ты мне, а я — тебе. Кто кого. В общем, в такие моменты важно вспомнить с своих целях: «Зачем я все это говорю/делаю, и к чему я стараюсь прийти?»

Конечно, легко рассуждать о прощении, когда дело касается мелких жизненных неурядиц (супружеская измена, например, мне кажется достаточно мелким событием). Совсем другое – когда на кон была поставлена жизнь человека (напр., когда пьяный водитель сбивает ребенка). Как простить в этом случае? Честно говоря, не знаю.

Покопавшись в литературе, я нашла вот такую программу двадцати ступеней доктора Роберта Энрайта (Robert Enright). Я так понимаю, что идея состоит в том, чтобы сначала разобраться, что именно является прощением, а что не является. Например, прощение совсем не значит, что ты забыл о том, что сделал человек. Вместо этого ты прощаешь ту боль, которую он тебе непросредственно причинил. (Так, в случае с погибшим ребенком практически невозможно простить безалаберный поступок алкоголика, но можно попытаться простить ту боль, которую тебе причинила эта потеря. То есть ты прощаешь то, что причинили тебе, а не другому человеку). Впрочем, легко сказать… Мне даже страшно представить, через что проходят люди, когда сталкиваются с подобными ситуациями.

В программе Роберта Энрайта есть четыре главных этапа:

    1. сначала человеку необходимо осознать, что непрощение имеет негативное влияние на его собственную жизнь (постоянная злость, депрессия, сердечные приступы и т.д.); то есть человеку нужно простить не для того, чтобы сделать кому-то легче, а чтобы не дать загнить своей собственной жизни.
    2. затем человек принимает осознанное решение простить, потому что внутренняя боль его уже измотала, съела изнутри, и он сам «устал быть постоянно уставшим» (это уже полшага).
    3. затем идет непосредственная работа прощения (у каждого своя)
    4. и в конце человек пытается найти более глубокое значение для страдания, через которое он прошел.

Вот книжка, в которой прописываются этапы (вдруг кому пригодится):
Robert D. Enright  «Forgiveness is a choice: A step-by-step process for resolving anger and restoring hope»

(Visited 220 times, 1 visits today)