По заказам дорогих читателей сегодня буду писать про любовь. На самом деле, мне на эту тему писать сложнее, чем на все остальные, так как глубокое проникновение в вопрос предполагает наличие по этому поводу страданий. Нет страданий – нет глубины понимания. В любви мне всегда везло, поэтому эксперт из меня, прямо скажем, никакой. Но все же попробуем разобраться, что именно стоит за этим чувством с научной точки зрения.

P19-1

А наука, как всегда, все объясняет эволюцией. Предполагается, что у животных есть как минимум три отдельные эмоционально-мотивационные системы в мозге: одна ответственна за спаривание, вторая — за размножение, и третья — за выполнение родительских обязанностей. И, как вы уже догадались, ученые склоняются к тому, что человеческое чувство любви эволюционировало из этих трех систем. У прямоходящих эти три системы проявляются как: физическое влечение (секс), притяжение (романтическая влюбленность) и привязанность (глубокая близость; к ней же относится родительская любовь).

Что интересно, каждая из этих систем поддерживается разными гормонами и нейромедиаторами. Так, например, физическое влечение (lust) связывается, главным образом, с эстрогенами и андрогенами (женскими и мужскими половыми гормонами). Как говорится, в природе просто так ничего не бывает, поэтому, чтобы размножаться, должно в первую очередь «хотеться». На этом этапе выбор партнера неважен. «Хочется» ведет к тому, что животные (а с ними и прямоходящие) готовы вступить в связь все равно с кем. Если сексуальный объект откажет, то будет, конечно, неприятно, но жизнь самоубийством, как правило, никто оканчивать не станет.

Притяжение (attraction), или, в человеческом мире, влюбленность, ведет к фиксации на одном объекте вожделения и вносит в жизнь влюбленного огромное количество энергии. Это состояние связывают с повышенным выделением дофамина (то, что нас заставляет «летать и прыгать» от избытка чувств), норэпинефрина (то, что заставляет колотиться наше сердце и краснеть), a также с пониженным уровнем серотонина (такое понижение превращает нас в «одержимых безумцев», которые не способны думать ни о чем другом, кроме как об объекте страсти). В общем, да… это самое чувство любви, о котором люди поют и сочиняют стихи и ради которого они готовы умереть. Конечно, у животных такого сильного эффекта нет, но «притяжение» существует и в их мире. Живя на свободе, в большинстве своём животные выбирают для себя любимчиков; правда, длится это не так долго. Знаете ли вы, например, что «притяжение» к конкретной особи у крыс длится всего лишь несколько секунд, у слонов — несколько дней, а вот у собак… несколько месяцев! Не зря говорят, что собака – друг человека; видимо, у нас много общего. Впрочем, я верю, что кошки тоже недалеко ушли. С детства помню, как моя кошка регулярно била по морде одних котов и мурлыкала с другими. Я еще тогда думала: «Надо же, у нее есть предпочтения!».

Кстати, помните поговорку «мужчины любят глазами, а женщины ушами, поэтому женщины красятся, а мужчины врут»? Оказалось, что это научно доказанный факт. Результаты экспериментов показали, что в мозгу у влюбленных мужчин наблюдается больше активности при подаче визуальных стимулов. Антропологи это объясняют тем, что мужчинам приходилось веками искать женщин, которые могут выносить здоровое потомство. Ассоциация прямая: красивая, подтянутая и здоровая женщина –  здоровые дети. А вот у влюбленных женщин наблюдается больше активности в частях мозга, связанных с памятью. По словам антропологов, женщинам приходилось веками отбирать мужчин, которые могут их защитить и накормить. В результате женщинам приходилось прислушиваться и хорошенько запоминать, что эти самые мужчины пообещали вчера и что из этого они выполнили сегодня. Эволюция – дело такое. Потомство надо выносить и выкормить… поэтому поговорим теперь опривязанности.

P19-2

Привязанность (attachment) – это результат работы третьей эмоционально-мотивационной системы. Именно она нас заставляет «вить гнездо», тащить все в дом, вылизывать годами друг другу перышки и защищать территорию. Мой дом – моя крепость. Это же чувство лежит в основе родительской любви. Привязанность связывают с повышенной выработкой окситоцина и вазопрессина – гормонов, которые регулируют формирование тесной человеческой связи и выделяются при кормлении грудью, обнимании и… оргазме (я как-то писала об этом тут). Благодаря этим гормонам подавляется чувство страха и возникает ощущение спокойствия, защищенности, комфорта и эмоционального единства. С точки зрения эволюции, способность испытывать привязанность крайне важна, так как дает возможность вырастить здоровое потомство и защитить его.

Бывает так, что эти три системы работают в унисон, и человек испытывает все три чувства одновременно к одному и тому же партнеру (тут тебе и сексуальное влечение, и головокружительная влюбленность, и семейная привязанность). А бывает… что каждая система работает по-отдельности. Что называется, «хочу одну, влюблен в другую, а с третей готов рожать детей». Независимость трех систем подтверждается данными эксперимента, где использовался тестостерон для поднятия сексуального желания у женщин среднего возраста. По отчетам испытуемых, тестостерон желание у женщин успешно поднял, но, к сожалению, никак не повлиял на межличностные отношения с их сексуальным партнером. Заставляет задуматься, не так ли? Это я к тому, что… если вам муж/жена изменил(а), но продолжает утверждать, что жить без вас не может, есть вероятность, что он(а) не врет. В общем, не спешите разводиться… может, у вашего партнера системы плохо между собой сообщаются.

А вообще из трех систем самая интересная – это, конечно, та, что заставляет нас терять голову (влюбленность). Где она зарождается? Что это? Эмоция? Хэлен Фишер (известная ученая-антрополог и эксперт в вопросе физиологии любви) считает, что это гораздо больше, чем эмоция. Это инстинкт, драйв, жажда, мотор наших мыслей, который сродни нашей потребности есть и пить. Данное предположение подтверждается результатами функциональной магнитно-резонансной томографии: во время романтической влюбленности активируются части мозга, которые нам достались еще от рептилий (то есть части, находящиеся в основании головного мозга, куда высшие когнитивные функции носа не суют). Эти глубинные части ответственны за выработку и распределение нейромедиатора дофамина, который и вызывает эйфорию. На самом деле, мозг влюбленного человека очень напоминает мозг наркомана на кокаине (где тоже происходит выброс дофамина в систему). Тут тебе и экстаз, и бессонные ночи, и одержимость, и ломка, если объект страсти вдруг исчез из поля зрения. Вполне себе наркомания. Кроме этого, понижается порог чувствительности в центрах удовольствия в мозге, в результате чего любое мало-мальски приятное событие вызывает восторг: «Мир так красив! Все так чудесно! Какие яркие краски!». Вот они, розовые очки и искажение реальности. Вот она, химия… химия, сидящая в глубинах нашего мозга.

Так что же определяет нашу способность влюбляться? Вот знаете, как бывает… одни люди загораются с полоборота, прямо как влюбчивые вороны из того самого советского мультика: «Зайчик, у тебя такие ушки! Волк, у тебя такой хвост! Медведь, какой ты умный!» А между тем другие смотрят на весь этот зоопарк и видят, что заяц косит, волк картавит, а у медведя штаны на пятую точку не налезают… из кого выбирать-то? И вообще, как получается, что возникает «любовь» с первого взгляда? Почему нравятся одни и не нравятся другие? Тоже химия? Какая-то правильная пропорция нейромедиаторов и гормонов? У ученых пока нет четких ответов на эти вопросы. Но какие наши годы… подождем.

Впрочем, что-то мы все-таки уже знаем. Например, что выброс дофамина зависит от степени предсказуемости и новизны информации. Одним словом, чем экзотичнее окружающая атмосфЭра, тем больше нас прет. А это значит, что если мы хотим подпитать угасающую влюбленность, самое время вылезти из домашнего быта и… отправиться вместе в далекую экспедицию, ну или хотя бы совершить что-то из ряда вон выходящее. Есть вероятность, что поможет. Ведь там, где дофамин, там и давно забытая эйфория.

А еще мы знаем, что может убить наш драйв раз и навсегда. Хэлен Фишер, антрополог и автор книги «Why we love?», предупреждает о длительном использовании антидепрессантов:

«..все больше и больше людей в США принимают их [антидепрессанты] на долговременной основе. И действительно, эти лекарства повышают уровень серотонина. А когда мы поднимаем уровень серотонина, мы подавляем цепочку дофамина. Каждый знает это. Дофамин связан с романтической любовью. Более того, антидепрессанты не только подавляют цепочку дофамина, но и убивают сексуальное желание. А когда мы убиваем сексуальное желание, мы убиваем оргазм. А когда мы убиваем оргазм, мы убиваем прилив химических элементов, связанных с привязанностью. В мозге все взаимосвязано, и когда мы нарушаем одну мозговую систему, мы нарушаем и другую. Я просто пытаюсь вам сказать, что мир без любви – это мертвое место.»
Хэлен Фишер  (TED talk: “Почему мы любим и изменяем” – см. 18ую минуту лекции)

Конечно, стоит оговориться, что иногда антидепрессанты просто необходимы, чтобы спасти человека, не дать покончить жизнь самоубийством, вывести его из внутреннего вакуума и привести к какому-то душевному балансу, но… если можно избежать их долговременного использования, лучше все же избежать.

А вообще тема любви, безусловно, интересная, и я обязательно вернусь к ней еще не раз (например, расскажу, что происходит, когда разбиваются сердца). Одним словом, продолжение следует…

(Visited 226 times, 1 visits today)