Обычно я пытаюсь подбирать темы и факты, которые могут оказаться полезными в нашей повседневной жизни. Сегодняшняя тема — из другой серии. Практичности в ней мало. Просто любопытно и потому интересно. А тема про то, откуда мы, хомо сапиенсы, вообще взялись…

Началось все с того, что я прочитала очередной новогодний выпуск журнала Discover, в котором каждый год печатаются 100 самых главных научных открытия в мире. Обычно я этот выпуск покупаю в аэропорту, когда куда-то лечу под Новый год, и в самолете прочитываю от корки до корки. Открытия, которые там освещаются, приходят из совершенно разных областей: астрономии, физики, археологии, физиологии, нейробиологии и т.д. Все мои недавние познания о черных дырах, галактических туманностях и рождении звезд, в общем-то, именно оттуда. Такого типа журналы оказываются полезны, потому что расширяют наш кругозор, который с возрастом почему-то начинает кардинально сужаться. (Недавно заметила, что большинство «взрослых» разговоров каким-то магическим образом скатывается на занудные темы ипотек, квартир, домов, дешевых памперсов и сплетен… А ведь еще пару десятков лет назад все вокруг меня говорили о книгах… Как так?). Но не в этом дело. Дело в том, что, читая новогодние выпуски журнала Discover, я заметила, что практически каждый год археологи и антропологи открывают какой-нибудь новый вид «допотопных» людей. То маленьких, то больших, самых разных… В прошлом году, например, подтвердили, что хоббиты с индонезийских островов являлись отдельным видом человекообразных (по-научному этот вид зовут Homo floresiensis, но за малый рост в «метр с кепкой» их сразу же окрестили хоббитами). Сначала предполагалось, что эти хоббиты принадлежали к нашему виду, но просто немного заболели (кто-то выдвигал гипотезу, что у них была микроцефалия, а кто-то просто считал их даунами). Но нет… последние данные показывают, что это действительно был отдельный вид человекообразных (hominin), который проживал на индонезийских островах до того, как туда приперся человек (Homo Sapiens). В общем, каждый год, открывая журнал, я читала про какой-то новый вид, о существовании которого я понятия не имела. И в моей голове началась путаница: когда кто жил и откуда мы произошли? И если из года в год находят новые виды человекообразных, то сколько их вообще было на земле и куда они все подевались в итоге?

Путаница стала еще более путаной, когда я получила результаты анализов своего ДНК из компании «23 and me», в котором было сказано, что у меня есть около 2.7% неандертальской крови. Этот факт меня озадачил. Я усиленно пыталась вспомнить уроки истории, где мне рассказывали про неандертальцев, и почему-то мне казалось, что мы, собственно говоря, произошли от неандертальцев… эволюционировали из их плоти и крови, так сказать. Если так, то почему только 2.7%? И как это вообще возможно высчитать?

Интересно, что, когда в голове появляются четкие вопросы, то жизнь вдруг начинает подбрасывать ответы. Совершенно независимо от того, что происходило в моей голове, мне посоветовали прочитать книжку израильского историка Юваля Ноя Харари «Sapiens: Краткая история человечества» (Yuval Noah Harari «Sapiens: A brief history of humankind”) и даже случайным образом подарили два ее экземпляра на день рождения. А когда книгу дарят сразу в нескольких экземплярах, невозможно ее не прочитать.  В общем, всем советую! Очень оригинальный подход к вопросу эволюции. Практически каждую страницу можно было бы использовать как вдохновение для отдельного поста, но я пока остановлюсь только на нескольких фактах и теориях.

Оказывается, линейная теория эволюции дает неправильное впечатление того, что человек эволюционировал по очереди из одного вида в другой: человек прямоходящий (Homo Erectus) -> неандерталец (Neanderthal) -> хомо сапиенс (Homo Sapiens).  Правда — в том, что в период от 2 миллионов до 10 тысяч лет назад на земле жили одновременно сразу несколько видов человекообразных. А почему бы и нет? Вот кошки, рыси, пумы и тигры же одновременно живут – и все принадлежат к одному семейству кошачьих. Так почему же у нас только один вид?

Харари утверждает, что мы, Сапиенсы, особенно не изменились с точки зрения физиологии. Как появились когда-то в Африке, так, собственно, и остались. Если бы один из наших далеких предков, живших 150 тысяч лет назад, сейчас очутился в нашем современном морге, то патологоанатом ничего особенного бы не нашел (для меня этот факт сам по себе удивителен! интересно, насколько он верен?).

В общем, еще 10 тысяч лет назад землю заселяли сразу несколько видов человекообразных. Хомо сапиенс был не единственный, кто делал себе одежду из шкур животных, мастерил каменные копья-секиры и разжигал огонь. Нендертальцы и человеки прямоходящие (Homo Erectus) тоже это делали. Выходит, что по когнитивному развитию наши виды особенно не различались в то далекое время (более 70 тысяч лет назад). У неандертальцев даже мозг был больше, чем у хомо сапиенсов. Они заботились о ближних и, похоже, были достаточно человечны. Так почему же у нашего вида попер прогресс в какой-то момент, а все остальные вымерли?

Ученые не знают. До недавнего времени имелись две теории: теория межвидового скрещивания (interbreeding theory) и теория замещения (replacement theory). Согласно первой теории различные виды могли скрещиваться и доскрещивались до того, что слились воедино. Так, например, хомо сапиенс, живший в Европе, мог скреститься с неандертальцем, а хомо сапиенс, живший в Азии, мог скреститься с человеком прямоходящим (Homo Erectus). И потому мы, собственно, такие немного разные по внешнему виду. Согласно второй теории — теории замещения — различные виды человекообразных скрещиваться не могли. А если и могли, то их потомство было бесплодно (как, например, в случае с мулом: осел с лошадью скреститься могут, но мул, который в итоге рождается, потомства уже не даст). В общем, теория замещения гласила о том, что ни с кем мы не спаривались и сексуального интереса к другим видам не питали. Неандертальцы и человеки прямоходящие вымерли или были убиты (не оставив нигде своего генного следа), и мы, хомо сапиенсы, их полностью заместили.

Интересно, что до 2010 года теория замещения была более популярна, так как выглядела более политически корректной: все мы люди-сапиенсы и все мы состоим из одного и того же генетического материала.  Теория же межвидового скрещивания выглядела более провокационной: выходило, что у европейцев, африканцев и азиатов может быть разная генетическая основа. А тема расовых различий, сами знаете…. весьма деликатная в нашем неустойчивом мире.

Но в 2010 году ящик Пандоры открылся. Ученые «наскребли» достаточно неандертальского генома с ископаемых останков и смогли сравнить его с ДНК современного человека. Оказалось, что у людей с Ближнего Востока и из Европы имеется от одного до четырёх процентов ДНК неандертальцев! То есть мы таки с ними переспали в какой-то момент, и родившееся в результате скрещивания потомство было вполне плодовито (и вот тут становится понятно, откуда у меня 2.7% неандертальского ДНК!). Таким образом, теория замещения отпала. Но теория межвидового скрещивания тоже не полностью оправдалась. У нас же не 50% ДНК неандертальцев, а только 1-4%. То есть мы не полностью слились, а только некоторые из хомо сапиенсов сексуально заинтересовались неандертальцами (или неандерталками).  Так что вопрос, куда делись неандертальцы, остается открытым. Есть хорошая вероятность, что мы их просто всех поубивали в какой-то момент. Злые мы все-таки как вид.

Позже также выяснилось, что австралийские аборигены и жители Меланезии являются продуктом скрещивания хомо сапиенса и денисовского человека (Denisovan – это еще один вид человекообразных, который был открыт в Денисовской пещере в Алтайских горах в 2010 году). У них оказалось около 6% ДНК денисовцев. Вообще, надо сказать, что эти данные постоянно обновляются и меняются. Я уверена, что еще через десяток лет антропологи «наскребут» где-нибудь нового ДНК с ископаемых останков, и выяснится что-нибудь еще.

В общем, никто точно не знает, почему хомо сапиенсы выжили и развились, а все остальные виды исчезли с лица земли. Идея, что мы всех отличных от нас поубивали, имеет место быть (как когда-то поубивали мамонтов и других больших животных). Человекообразных еще тогда было немного на земле (не то что сейчас). Предполагается, что 150 тысяч лет назад в общей сложности на земле было не больше, чем один миллион индивидуумов (если собрать все виды вместе). Это мы позже расплодились, когда научились возделывать землю и приручили скот. А один миллион человек вполне мог друг друга поколотить каменными копьями.

Еще более интересный вопрос — в том, почему у нашего вида в какой-то момент попер прогресс, и мы стали возделывать землю-изобретать-писать? Вот человек прямоходящий (Homo Erectus) жил  в течении двух миллионов лет на земле и ничего этого не смог. Только и делал, что разводил огонь и строгал камни. А мы за какие-то двести тысяч лет вон уже сколько всего нагородили на земле. Юваль Харари предполагает, что когнитивная революция произошла в нашем мозге тысяч 30-70 назад. Самая распространенная теория основана на том, что у нас произошли какие-то генные мутации, которые изменили внутреннюю картину мозга и позволили нам думать и говорить новым образом. А каким именно новым образом? Согласно Ювалю Харари, мы начали представлять в своей голове то, чего нет. Появился мир идей. А ведь все в этом мире начинается с идеи. Любой прогресс. Любое открытие сначала рождается в голове.

Но где доказательство того, что мир идей появился именно 30-70 тысяч лет назад? Именно этим временем датируется самый первый предмет искусства – человеколев (статуя существа с человеческим телом и головой льва). Это первая статуя, где человек сделал то, чего в настоящей жизни никогда не видел. Возможно, он начал придумывать себе богов. Неважно. Главное, что появилась способность придумывать! Согласно автору, предыдущие виды человекообразных не могли придумывать то, чего нет. Они могли представить отдельно льва и отдельно человека, но человека с головой льва не могли. Потому что этого никогда не видели. У хомо сапиенсов же эта возможность в какой-то момент появилась, и это обеспечило наш будущий прогресс. Сначала человеколев, потом мельница, машина, а за ними компьютер и айфон… Все строилось на идее.

Одним словом, читайте книжку сами. Книжка, на самом деле, не столько про гены, сколько про мифы, которые мы сами себе создаем и которые двигают нашу цивилизацию (я просто немного подзастряла на первых страницах про гены, потому как очень уж любопытно). Кому интересно, вот тут можете посмотреть TED лекцию с самим автором книги Ювалем Харари. Очень просто и увлекательно рассказывает. Юваль неоднократно получал премию за творческий подход и оригинальность. И, как оказалось, книжку «Sapiens» Марк Цукерберг, основатель Фэйсбука, занес в свой книжный клуб (не то чтобы это было важно, но опять-таки любопытно 🙂

(Visited 375 times, 1 visits today)